Печать
Просмотров: 3469

Нина ТИХОМИРОВА

«ПРОРОКИ ЕСТЬ В ОТЕЧЕСТВЕ МОЕМ»

О гражданской лирике Валерия Хатюшина
(Взгляд православного читателя)

И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать? и кто пойдет для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня.
И сказал Он: пойди, и скажи этому народу: слухом услышите, и не уразумеете; и очами смотреть будете, и не увидите.
Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтоб Я исцелил их.

(Ис. 6; 8-10)

 

Обдумывая эту непростую тему, я решила обратиться к Библии. Узнать подробнее о пророках: только ли они были предсказателями будущего, как часто это понимается, или Бог определил им еще какую-либо миссию.
Получив благословение от своего духовника, открываю Ветхий Завет и… (в который раз убеждаюсь в Божьем промысле) передо мной шестая и седьмая главы пророка Исайи. Шестой и седьмой стихи послужили Пушкину основой для написания «Пророка». В восьмом, девятом и десятом стихах описано, как Господь призвал Исайю к пророческому служению. Именно эти великие знаменательные слова: «И услышал я голос Господа…» послужили началом этих размышлений. Они оказались очень созвучными стихотворению Валерия Хатюшина:

Пророки есть в Отечестве моём.
Вся правда нами сказана народу.
И мы предупреждали обо всём
тех, кто врагам вверялся год от году.
Кто зорок был — всё видел и без нас.
Кто слух имел — тот нас давно услышал.
Кто жил дрожа, смешон в бессчётный раз.
Тот проиграл, кто с нами в бой не вышел.

«И услышал я голос Господа…» Подобный голос свыше, судя по стихам, услышал автор этих строк несколько десятилетий назад:

— Ты не случайный гость на этом свете:
ты эту Землю сердцем отогрей,
рассей враждебный мрак тысячелетий —
вокруг себя увидишь ты людей.
Тебя манит других миров мерцанье,
но даже там не сыщешь никого.
Ты — голос Мой, ты вечное дыханье,
ты — разума частица Моего.
(1980)

В стихотворении «Родина» уже появляются тревожные ощущения:

Россия, ты уходишь от меня.
Остановись!.. Я больше ждать не смею…

Бесцельная, плутаешь, как во мгле.
Бурьяном заросла твоя дорога.
Россия, далеко ль уйдешь без Бога?
И есть ли путь без веры на земле?
(1982)

Но так как именно человеку были даны Богом разум, свободная воля, бессмертный дух, то человек и является либо спасителем, либо губителем жизни на Земле. Как раз на это обращает внимание В.Хатюшин в стихотворении «Центр Вселенной», и его чувство тревоги возрастает до «космизма», предупреждая человечество об ответственности за будущее планеты:

Зеленеет Земля.
Ее гибели нет оправданья.
И пока среди звёзд
есть единственный остров живой,
нам понять суждено:
человек — это мозг мирозданья,
он — космический нерв,
всё на свете связавший собой.
(1983)

Эту тревогу еще в 1967 году выразил наш великий советский поэт Александр Твардовский:

В зрелости так не тревожат меня
Космоса дальние светы,
Как муравьиная злая возня
Маленькой нашей планеты.

«И вечный бой! Покой нам только снится / Сквозь кровь и пыль…», — сказал Александр Блок, определив судьбу защитников России. Блок относил Куликовскую битву к «символическим событиям русской истории», которым «суждено возвращаться». И он оказался прав. Через 600 лет мы стали свидетелями и жертвами такого «возвращения». Валерий Хатюшин показал этот «процесс» в стихотворении «Нашествие»:

В лонах нашей земли,
вновь погромы, пожары,
снова Русь оплели
и распяли хазары.
Прут из тёмных щелей
всем галдящим кагалом.
Демократ иудей
правит дьявольским балом.
Где без всяких помех,
где железом каленым —
заставляет он всех
жить по волчьим законам.
(1991)

Мы знаем, какая страшная участь постигала пророков всех времен. Ветхозаветного Исайю перепилили деревянной пилой. Крестителю Господню Иоанну отсекли голову. Первого проповедника об Иисусе Христе Стефана иудеи до смерти забили камнями. Но никакая сила в мире не могла остановить победного шествия христианства и обличения пророками лживых и неправедных правителей.
О трагической судьбе поэтов-пророков сказал Михаил Юрьевич Лермонтов:

С тех пор как Вечный Судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.
Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

В.Хатюшин продолжил этот лермонтовский крик души:

Поэту в этой жизни места нет.
Его презренно отовсюду гонят.
Приют ему лишь там — среди комет,
лишь там, средь звёзд, увиден он и понят.
Как сладко многим в низости своей
всю подлость мира пристегнуть к Поэту.
И чем они ехидней и подлей,
тем яростней его зовут к ответу.

По Н.А. Некрасову жертвенность поэта-пророка близка к распятому Христу:

Не говори: «Забыл он осторожность!
Он будет сам судьбы своей виной!..»
Не хуже нас он видит невозможность
Служить добру, не жертвуя собой…
Его ещё покамест не распяли,
Но час придёт — он будет на кресте;
Его послал Бог Гнева и Печали
Рабам земли напомнить о Христе.

Как Пушкин и Твардовский и как другие наши великие национальные поэты-мыслители, поэты-пророки, Валерий Хатюшин, вкладывая духовное содержание в русскую жизнь, в русскую историю, не устает утверждать национальную основу нашего бытия. Он во весь голос взывает к нам: «Россия, содрогнись!» Но неполный список, им названный, десятков погибших русских поэтов с каждым годом увеличивается.
В XIX веке графиня Ростопчина писала:

Не просто, не в тиши, не мирною кончиной,
Но преждевременно, противника рукой —
Поэты русские свершают жребий свой…
Не кончив песни лебединой!

Об этом же через 150 лет с болью и горечью пишет В.Хатюшин:

Поэт с собой уносит тяжесть
поруганного идеала…
Одна рука, одна и та же,
поэтов русских убивала.
Она всегда была проворной
и хладнокровной в высшей мере,
верна себе на речке Чёрной,
на Машуке и в «Англетере».
И не однажды будет точной…
Ведь ей без жертвы нет покою…
Разит она не в схватке очной, —
чужой, предательской рукою.
И Пушкин понимал всё это,
Судьбу предчувствуя заране,
ту, что российского поэта
достанет даже в Тегеране…
(1987)

Современный поэт назвал всех поименно… И мы должны это знать, помнить и передавать нашим потомкам, дабы предъявить счет палачам:

Той расплаты сам Бог не отложит…
И в священной последней борьбе
нам на свете никто не поможет,
мы лишь сами поможем себе.

Мы знаем множество примеров, когда великие наши молитвенники и служители слова, истинные патриоты Земли Русской стремились влиять на мировоззрение русских правителей и на сознание народа, направляя их дела в нужное русло на благо Отечества. Среди них Иларион — митрополит Киевский, святитель Кирилл — епископ Туровский, преподобная Евфросиния Полоцкая, святитель Димитрий, святитель Филарет (Дроздов), святитель Игнатий (Брянчанинов) — митрополит Ростовский, мать Мария (Кузьмина-Караваева), старец Серафим Вырицкий, схиархимандрит Варсонофий Оптинский, протоирей Николай Гурьянов, иеромонах Роман и конечно же Высокопросвещеннейший Иоанн — митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Среди писателей — М.Ломоносов, А.Сумароков, М.Херасков, Г.Державин, Н.Карамзин, Ф.Глинка, П.Вяземский, А.Пушкин, Ф.Тютчев, А.Хомяков, В.Бенедиктов, М.Лермонтов, А.К.Толстой, Н.Некрасов, Ап.Майков, И.Никитин, К.Р. (Великий князь Константин Романов), И.Бунин, А.Блок, Н.Клюев, Н.Гумилев, С.Бехтеев, С.Есенин, Н.Тряпкин, А.Твардовский, Ст.Куняев, Н.Рубцов, Ю.Лощиц, В.Кожинов, Ю.Селезнев, Т.Глушкова,Ст. Куняев, В.Хатюшин и другие писатели-патриоты.
Тютчев, Достоевский, Майков, Есенин, Хатюшин… Между ними в их пророческом понимании трагедии России существует глубинная корневая связь. А дух — вне времени.
Почти тридцать лет назад Валерий Хатюшин с тревогой писал:

Не разнимайте мир на части,
пусть будет он таким, как есть.
Сдержать распад не в нашей власти,
и неизбежных бед — не счесть.

Нас ввергнет в муки роковые
с природой глупая игра.
Все связи рухнут мировые
за расщеплением ядра.

Всесилье в нас вдохнет вития,
и силой дьявольской тотчас
освобожденная стихия
рассеет в пыль ничтожных нас.
(1986)

В повести Леонида Бородина «Царица Смута» один из героев взывает: «Вразуми, Господи, как честному воину в Смуте честь сохранить?» Эта фраза-стон не случайна. В сегодняшней «смуте», как в великом испытании русского народа в начале каждого века, нужно просить вразумления не только на сохранение чести, но и на обретение силы духа от наших полководцев и подвижников.
Как и древний Исайя, Валерий Хатюшин в своих пророческих стихах предстает перед нами и летописцем нашей эпохи, и обличителем неправедных правителей, а самое главное — выразителем высшей воли:

Одна лишь цель мне может силы дать,
не жалко жизни, чтоб ее достигнуть:
Империю былую воссоздать,
врагам России по делам воздать
и Храм Спасенья на Крови воздвигнуть.

Стихотворение В.Хатюшина «Пророк» стоит в ряду пророческих стихов Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Некрасова, Блока, Рубцова:

Ему открыта истина веков,
с его душой соприкасалась тайна…
И в шёпот трав, и в жалобы лесов
ему дано проникнуть не случайно.
Любая власть ничтожна перед ним.
Власть на земле бессильна без обмана.
Поэт руки движением одним
животный страх наводит на тирана.
Он знает всё, угрюм и одинок,
подвержен униженью бесконечно,
среди людей — единственный пророк.
Так было на земле и будет вечно.
(1989)

Поэтическое творчество Валерия Хатюшина отражает самый коварный и трагический период истории нашего Отечества. Это время даже не сравнить ни с татаро-монгольским игом, ни с нашествием поляков, французов, немцев и «прочих шведов». Там были великие русские полководцы Александр Невский и Дмитрий Донской, Суворов и Кутузов, Ушаков и Жуков. Был Иосиф Виссарионович Сталин. Все они опирались на веру православную и могучий небывалый русский дух, который особенно поднимался в годы потрясений. Появлялись самоотверженные герои-подвижники, как Минин и Пожарский, за которыми преданно шел русский народ...
Каждая эпоха рождала своих летописцев-пророков, своих певцов-глашатаев. И наша кровавая эпоха — стыка двух тысячелетий, смены общественного строя — тоже дала немало пламенных гражданских поэтов, о которых можно сказать словами Ф.И. Тютчева: «Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые».
В.Хатюшин не только остро улавливает «подземные ключи истории», но является настоящим трибуном русского народа, борцом за сохранение русской нации, культуры, литературы и русского языка в особенности:

Только тот, кто сердцем светел и отважен,
кто душой неколебим и не продажен,
скажет нужные и точные слова.

Когда в последней четверти XIX века по всей России катилось революционно-демократическое движение и лживыми лозунгами «свободы, равенства и братства» одурачивали русский народ марксисты, плехановцы, ленинцы и прочие низвергатели царского престола, то поэзия считалась уже делом несерьезным. Однако в 1884 году в Петербурге вышел сборник «Стихотворения Александра Яхонтова», бывшего сотрудника некрасовских «Отечественных записок». В этом сборнике привлекает внимание очень значимое и актуальное стихотворение как для того времени, так и для нынешних годов XXI века. А главное — оно продолжает пушкинско-лермонтовскую поэтическую традицию и является как бы предтечей нынешней гражданской лирики:

Забудь, поэт, пленительные сны,
Со злом борись громами обличенья...
О, горькие судьбой тебе даны
Источники святого вдохновенья!
Будь светочем среди широкой тьмы,
Будь Ангелом с мечом огнепалящим,
Как Божий гнев, победно пепелящим
Зло смрадное общественной чумы!

Именно таким «Ангелом с мечом огнепалящим» предстает в своих пророческих стихах Валерий Хатюшин:

Моральный гнёт густеет с каждым днём
и сам собой рассеется едва ли.
Мы двадцать с лишним лет предупреждали.
Пророки есть в отечестве моём.
(2011)

В Законе Божием написано: «Пророками называются такие святые люди, которые по внушению Духа Святаго прорекали, то есть предсказывали будущее, особенно о грядущем Спасителе мира; возвещали волю Божию, учили людей истинной вере и благочестию. Творили разные знамения и чудеса. Они обличали евреев в идолопоклонстве, призывая их к покаянию. Многие из них проповедовали не только устно, но и оставили после себя священные книги, написанные ими по внушению Духа Святаго».
Конечно, великие русские поэты — не святые. Но их миссия — так же поднимать дух народа, прозревать Истину, обличать порок и учить любви к Творцу и человеку.

Беспросветного головотяпства
избежать не сумел человек.
Мы вступаем в столетие рабства —
в двадцать первый удушливый век...

…Голод, слёзы, тоска и стенанья
притаились уже у дверей,
Мы познаем всю горечь скитанья
без идеи, пути и названья,
только с тайною верой своей.

Но придет ясноглазый Мессия,
Он укажет, как молния, путь,
и у спящей царевны — России
встрепенется остывшая грудь.

Грянет время Божественной жатвы,
враг познает пожар и потоп,
ни Америк не будет, ни Латвий,
ни Японий, ни прочих Европ.

И сотрутся названья иные,
и воспрянет в сиянье берез
вся земля под названьем Россия,
а над ней — Царь Небесный Христос.
(1998)

Вспомним один из снов Раскольникова, когда он, будучи уже на каторге, лежал в жару и бреду: «Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве... Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одарённые умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные... Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе...»
Такие явления мы уже наблюдаем сегодня на Украине. Однако Валерий Хатюшин верит в освобождение и возрождение нашего Отечества:

Этот подлый мир не устоит.
Будет всем дарована расплата.
Русь Святую небо воскресит,
преданную русскими когда-то…

Борьба за Русь Святую продолжается… Бесстрашных патриотов России — единицы, а их врагов разных мастей — легионы. Силы далеко не равные. Но Христовы воины, к каким относит себя Валерий Хатюшин, уже не сбросят с себя свою «смертную узду» и будут твёрдо стоять на русских патриотических позициях.
Александр Блок утверждал, что историческая эпоха внушает поэту, способному ее чувствовать, интонацию и ритмы стихов. Поэзия Хатюшина подтверждает это точное наблюдение. Тревожные тона его глубокой, пронзительной лиры с необычайной выразительностью отражают нашу историческую обстановку и ее сердечные ритмы.

г. Лиозно Витебской обл.
«Новая Немига литературная», Минск, 2015, №4