Печать
Просмотров: 5411

* * *

Нам этот мир не мил,
ведь мира нет меж нами.
Кто нас опять стравил
друг с другом, как с волками?

Врагами отчего
мы смотрим брат на брата?
Потерян смысл всего,
чем жили мы когда-то.

Бредя чужим путем
с гапонами чужими,
свой путь мы не найдем,
не сможем стать другими.

Но если в толк возьмем,
кто сделал нас такими,
то, может быть, поймем,
что нужно сделать с ними…
1 декабря 2010


КРИК

Время нелюдей, время зверей.
Мы — за гранью добра и прощенья.
У растерзанных русских детей
нет законного права отмщенья.

Наши дети не в силах молчать.
Кто бесстрашен, тот будет услышан.
Им осталось бесправно кричать
о законе, дарованном свыше.

Ими пройден терпенья рубеж.
Крик детей до безумства неистов.
Кровный зов их привел на Манеж,
наших прОклятых дней декабристов.

Власть трясется от крика детей,
не скрывая когтей и оскала.
Неумолчный, над Родиной всей
реет крик. Это только начало.
20 декабря 2010


ВЛАДИМИРУ КВАЧКОВУ

Держись, полковник, за тобой страна.
2004 г.
«Перевороты», «путчи», «мятежи» —
хмельные сны беспутной этой власти.
Все муляжи ее и миражи
мерзей любой привязчивой напасти.

Плевать ей на чубайсов и цапков —
перепугал ее до нервной дрожи
неустрашимый, боевой Квачков
и русский клич горластой молодежи.

Фанатский сбор ей будет как мятеж
и Русский марш покажется восстаньем…
Но Ополченье выйдет на Манеж,
а с ним спецназ — с недолгим опозданьем.

Крепись, полковник! Отчая земля
стряхнет с себя изменников презренных.
Весь Русский мир придет к стенам Кремля,
чтоб сокрушить мучителей застенных…
25 декабря 2010


* * *

Взорвется криком яростным Москва,
и пророкочет эхо по России.
Слепая власть больного меньшинства
уйдет навеки за моря чужие.

Но вспомним ли раздрай наш и раскол?
И что в чаду отчаянья сплошного
к победе нас, растерянных, привел
бесстрашный зов полковника Квачкова?..
26 декабря 2010


* * *

Обледеневшая Россия,
заледенелая Москва…
Столица, сколько ни проси я,
не скажет ясные слова.

Слова, летящие как птицы,
слова, манящие как свет,
слова, как искренние лица,
слова, в которых боли нет.

Обледеневшие деревья
застыли в серой пелене.
Метель сокроет город древний,
исчезнем мы в глухой войне.

День, отмирая, быстро тает,
и долгий снег, вмерзая в лед,
остывший город заметает,
пока совсем не заметет…
29 декабря 2010