Печать
Просмотров: 755

 

Владимир БОЛЬШАКОВ

НАЦИСТСКИЕ БЕСЫ И ПОЛЬСКИЕ «СВИНЬИ»

…И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней.

Мк. 5:11; Лк. 8:32

«План Уганды» 

19 сентября 2019 по инициативе Польши и Литвы Европарламент принял резолюцию «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы», в которой непосредственной причиной Второй мировой войны было названо подписание пакта Молотова—Риббентропа. Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий изложил польскую версию истории ХХ века, рассказав о «союзе Гитлера со Сталиным».

Критикуя эту русофобскую акцию натовских фальсификаторов истории, президент России Владимир Путин напомнил в своем предновогоднем выступлении в Министерстве обороны РФ, что именно Польша была одной из первых стран, подписавших «Декларацию о неприменении силы между Германией и Польшей». Этот документ подписал с Константином фон Нейратом посол Польши в Германии в 1934—1939 годах Юзеф Липский. Он сыграл ключевую роль во внешней политике Польши перед Второй мировой войной. Гитлер в разговоре с Липским «прямо сказал, — напомнил Путин в своем выступлении, — что у него есть идея выслать евреев в Африку, в колонию… на вымирание, на уничтожение». Липский же, продолжал президент, «полностью солидаризировался с Гитлером в его антисемитских настроениях и, более того, за издевательство над еврейским народом пообещал поставить Гитлеру памятник в Варшаве». И закончил характеристику польского посла: «Сволочь, свинья антисемитская, по-другому сказать нельзя».

Столь эмоциональная речь Путина вызвала немедленный отклик. Глава Федерации еврейских общин России Александр Борода поблагодарил президента: «Очень искреннее и человечное заявление… От имени еврейской общины России мы можем выразить только глубокую признательность за такой эмоциональный и праведный отклик на обнародование новых фактов касательно поддержки со стороны Польши политики Германии в 1930—1940 гг.».

Между тем председатель Союза еврейских общин Польши Клара Колодзейская-Полтын и главный раввин Польши Михаил Шудрих осудили высказывания В.В. Путина: «Одновременно, когда третий рейх изгнал тысячи польских евреев в 1938 году, польские дипломаты, включая лично посла в Лейпциге, оказали им поддержку. Обвинять его в антисемитизме по единственному предложению, вырванному из контекста, крайне безответственно».

В самом Израиле реакция на всю эту историю была неоднозначной. Так, глава МИД Израиля Исраэль Кац заявил, что поляки «впитали антисемитизм с молоком матери». А вот его подчиненный посол Израиля в Польше Александр Бен Цви расценил обвинения Путина в адрес Липского как политическую спекуляцию. «Мне сильно не нравится, — заявил он, — что политики используют какие-то вещи для своих манёвров. Если есть проблемы, исторический спор, то мы должны оставить это историкам».

Что ж, последуем этому совету и обратимся к конкретным историческим фактам и документам. В Варшаве, полемизируя с Путиным, всячески избегают цитирования депеши Липского об одобрении гитлеровского сценария депортации евреев в Африку, причем не только из Германии, а из всей Европы, включая Польшу. Это, между тем, реальный документ (См. Донесение польского посла в Берлине Липского министру иностранных дел Беку, № 1/165/38 от 20 августа 1938 г. // Документы и материалы кануна Второй мировой войны. 1937—1939. М.: Политиздат. 1981. — Т. I. С. 175—177).

Что касается размещения евреев в Африке, то этот план действительно существовал. 14 августа1903 г. британский министр колоний Джозеф Чемберлен, будущий премьер Англии, предложил главе всемирной Сионистской организации (ВСО) Теодору Герцлю план по созданию в Британской Восточной Африке на территории современной Кении автономного еврейского государства с названием Уганда (но не на территории современного государства с таким названием). В историю он вошел как «план Уганды». «План Уганды» был представлен Герцлем на 6-м Сионистском конгрессе (август 1903 г.) и вызвал ожесточенные дебаты, поставив под угрозу единство сионистского движения. ВСО поначалу приняла этот план, а затем от него отказалась, т.к. большинство сионистских организаций, особенно в России, встретило его в штыки (См. Электронную еврейскую энциклопедию: Российский сионизм: история и культура, материалы научной конференции. — М.: Еврейское агентство в России. 2002. С. 31).

В третьем рейхе под влиянием «угандской программы» разрабатывался план принудительного переселения всех евреев из Европы на остров Мадагаскар. В предвоенной Польше в рамках предполагаемой польской колонизации этого острова возникло движение по переселению евреев на Мадагаскар. Именно этот план и проталкивал польский посол Липский. И его действия полностью совпадали с гитлеровским планом «выдавливания евреев» из Европы. Правда, выслать польских евреев в Африку на «голодную смерть», как cказал Путин, он не успел, т.к. Польша с началом Второй мировой войны перестала существовать и «еврейской проблемой» в Европе вплотную занялось гестапо.

Тем не менее о «решении еврейского вопроса», о котором договаривались Гитлер, Геринг и польское руководство в лице посла Липского, следует вспомнить. 20 сентября 1938 года Липский отправил донесение Министру иностранных дел Юзефу Беку о беседе с Гитлером в Оберзальцберге, где, в частности, Гитлер затронул «еврейский вопрос» и свои планы по его «разрешению», которые он рассматривал в рамках так называемого «угандийского проекта», увязывая их с претензиями Германии на возвращение утерянных после Первой мировой войны африканских колоний. Фюрер сказал Липскому, согласно его депеши в Варшаву: «Если бы со стороны западных держав к требованиям Германии в колониальном вопросе было проявлено больше понимания, то тогда он, фюрер, возможно, предоставил бы для решения еврейского вопроса какую-либо территорию в Африке, которую можно было бы использовать для поселения не только немецких, но и польских евреев». Это совпадало с политикой польского правительства, которое с 1935 г. обсуждало с властями Франции и с привлечением палестинских сионистов план переселения польских евреев на Мадагаскар. 

«Окончательное решение» 

Пытаясь обелить экс-посла Липского и оправдать его роль в сговоре с Гитлером, польская пресса особо подчеркивает, что в 1938 году, когда Липский обсуждал «план Уганды» с Гитлером, фюрер «еще не собирался уничтожать евреев». Это, мягко говоря, наивная отговорка. Действительно, в 1938 году еще не дымили печи крематориев нацистских лагерей смерти. Однако всё шло к этому с того момента, как 30 января 1933 года президент Гинденбург назначил рейхсканцлером Гитлера. И хотя Гитлер даже выразил благодарность тем еврейским банкирам, которые финансировали НСДАП и тем самым помогли его партии прийти к власти, нацисты, не мешкая, приступили к преследованию евреев.

Уже 1 апреля 1933 года был проведён первый бойкот всех еврейских предприятий в стране. После поджога Рейхстага 27 февраля 1933 года и победы национал-социалистов 5 марта того же года на выборах репрессии не заставили себя ждать. Компартия Германии, которой традиционно руководили евреи, была запрещена. 3 марта 1933 года был арестован председатель КПГ Тельман. Из 300 тыс. членов КПГ (на начало 1933 года) около половины подверглись преследованиям, были брошены в тюрьмы и концлагеря, а десятки тысяч убиты без суда и следствия. В головы немцев вбивали гитлеровскую идею о «жидобольшевистском заговоре против Германии» и о тождестве еврейства и коммунизма. Первый концлагерь возник в Дахау уже в конце марта, за ним появились другие лагеря.

В сентябре 1935 года рейхстаг принял антисемитские «нюрнбергские законы», запрещавшие браки и внебрачные отношения между евреями и «арийцами». Закон о гражданстве рейха был одним из двух нюрнбергских расовых законов, принятых на VII съезде НСДАП (10—16 сентября 1935 года). Он был затем передан в рейхстаг и торжественно провозглашен его президентом Германом Герингом.

Затем последовал общегерманский погром евреев в ночь с 9 на 10 ноября 1938 года, осуществлённый военизированными отрядами СА и гражданскими лицами. Эта кровавая ночь вошла в историю как «ночь разбитых витрин» или «хрустальная ночь» (иногда употребляют термин «кристальная ночь», по-немецки — Kristallnacht). Приказ об этом погроме был отдан лично Гитлером, а непосредственно его организацией занимались Геббельс, Гейдрих и Гиммлер. 1938 год стал переломным в отношении режима национал-социалистов к евреям. В июне в концлагеря были отправлены евреи, приговоренные к тюремному заключению на срок больше месяца.

Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года с нападения Германии на Польшу. Но еще за семь месяцев до этого 30 января 1939 года Гитлер выступил с речью, в которой заявил буквально следующее: «Одну вещь я хочу сказать в этот день, который, может быть, памятен не только нам, немцам: в течение своей жизни я часто выступал пророком, за что меня обычно осмеивали. В период моей борьбы за власть я сказал, что однажды возглавлю государство и нацию и тогда наряду со многими другими решу и еврейскую проблему. Именно евреи первые встретили мои пророчества смехом. Их смех, некогда такой громкий, теперь, как я полагаю, застрял у них в горле. И сегодня я опять буду пророком: если международные еврейские финансисты в Европе и за ее пределами сумеют еще раз втянуть народы в мировую войну, то результатом войны будет не большевизация мира и, следовательно, триумф еврейства, а уничтожение еврейской расы в Европе» (Ширер У. «Окончательное решение. Взлет и падение Третьего рейха». М. 2009. Т. 2). Это было открытое, публичное объявление Холокоста. Посол Липский не мог этого не знать, будучи послом в Берлине.

Как пишет газета «Речь Посполита», «в Союзе еврейских общин заявили, что Польша поддерживала эмиграцию 10 процентов еврейского населения, сотрудничая с сионистским движением, а Липский, по их словам, поддерживал изгнанных из нацистской Германии евреев». Это признание о сотрудничестве с сионистами следует прокомментировать подробнее.

С первых дней правления Гитлера ведущие сионистские организации в Германии стали искать с нацистами общий язык (см. об этом подробнее: В.Большаков. Сионизм и коммунизм. Корни родства и причины вражды. Институт русской цивилизации. М., 2016, стр. 456—552). Опубликованные в последнее время документы, свидетельствуют о том, что Гитлер поначалу действительно делал ставку только на выдавливание евреев из Германии, а затем из всей Европы, в том числе с помощью сионистов, которые увидели в этом возможность массового переселения евреев в Палестину. Именно поэтому они одобрили людоедские «нюрнбергские законы» третьего рейха, лишившие евреев всех прав человека, и пошли на сотрудничество с гестапо. Об этом напоминает медаль, отчеканенная ведомством Геббельса в 1938 году, на одной стороне которой вытеснена свастика, а на другой — «звезда Давида, символ Израиля». В то время как сионисты поддержали выселение германских евреев в Палестину, большинство еврейских организаций в Германии выступали с позиций реформистского иудаизма за ассимиляцию евреев, что вызвало особые гонения на них нацистов.

Сионисты занимались подготовкой еврейских переселенцев в спецлагерях нацистов вместе с сотрудниками гестапо. Кстати, последний такой лагерь был закрыт в Германии только в 1942 году, когда уничтожение евреев уже шло полным ходом. «Сионисты, — писал немецкий журналист Ганс Хене в серии статей «Под знаменем черепа и костей» в журнале «Шпигель» в декабре 1966 года, — восприняли приход нацистов к власти в Германии не как национальную катастрофу, а как уникальную возможность осуществления сионистских намерений» (Der Spiegel. 19.02.1966). Несмотря на все свои опасения, Гитлер дал указание гестапо содействовать осуществлению сионистской колонизации Палестины.

Нацистское правительство организовало 40 сельскохозяйственных центров по всей Германии, где готовили молодых евреев к жизни в кибуцах в Палестине. Вплоть до самой войны немецкое правительство способствовало эмиграции евреев в Палестину — даже в 1940—1941 годах. Идеи сионизма поддерживались в передовицах эсэсовской газеты Das Schwarze Korps. Еще в конце марта 1942 года на территории Германии существовал, по крайней мере, один официальный кибуц для подготовки потенциальных эмигрантов

Весной 1934 года Гиммлер разработал подробный план работы среди еврейской молодежи с целью подготовки будущих переселенцев в Палестину. Этот отчет-план получил название «Ситуационный рапорт — еврейский вопрос». Согласно этой стратегии, фашистский режим помогал сионистам поощрять и пропагандировать еврейские школы, язык иврит, занятия спортом, «особое» еврейское искусство и музыку. Сионистским центрам по трудоустройству и переквалификации оказывалась значительная государственная помощь. Даже после запрета всех еврейских организаций гестапо исключало сионистов из круга преследуемых евреев. Согласно этой политике, 28 января 1935 года баварское гестапо распространило постановление, которым информировало местную полицию, что «члены сионистской организации не должны подвергаться тем же ограничениям, что члены остальных еврейских организаций — ассимиляторы». Все еврейские организации, кроме сионистских, были в гитлеровской Германии запрещены.

Преследуя евреев, нацисты с первого дня своего прихода к власти использовали их в той большой игре за мировое господство, которую они вели с западными державами, как разменную карту.

Гитлер говорил своему военному адъютанту в 1939-м и вторично в 1942 году, что он обращался к Великобритании с просьбой вывезти всех евреев из Германии в Палестину или Египет. Великобритания ответила на его предложение отказом. (Белов Н. «Я был адъютантом Гитлера». Смоленск: Русич, 2003). Евреям, обреченным на уничтожение Гитлером, пытались помочь, предлагая различные варианты обустройства еврейских эмигрантов от Австралии до Доминиканской Республики, не говоря уже о «плане Уганды» польского образца. Сионистов это, однако, не устраивало. Они настаивали на том, чтобы всех евреев Европы переселяли в первую очередь в Палестину, а затем уже в другие страны. Эта непримиримая позиция сионистов не позволила остановить Холокост, хотя многих евреев удалось бы тогда спасти.

Одной из самых серьезных попыток помочь эмиграции евреев из Германии, к тому времени уже включавшей Судеты и Австрию, была предпринята в марте 1938 года на международной Эвианской конференции, созванной во Франции по инициативе президента США Рузвельта. На конференции были представлены 32 правительства и 39 частных организаций, в том числе 21 еврейская. В книге Шабтая Бейт Цви «Кризис пост-угандийского сионизма в дни Катастрофы 1938—1945 гг.», открытой для широкой публики Исраэлем Шамиром, говорится, что руководство ВСО поначалу надеялось, что в Эвиане примут решение, обязывающее Англию — суверена Палестины — принимать еврейских беженцев без всяких ограничений, что позволило бы им быстро создать там еврейское государство.

Но на это не пошли ни Англия, ни США: Эвианская конференция занималась планами спасения евреев, а не планами заселения Палестины. Все представители стран-участниц говорили о возможности приема беженцев у себя и не думали оказывать давление на Англию. «И тут радикально изменилось отношение сионистов к конференции, — пишет Бен Цви. — Гнев занял место восторга и надежды сменились разочарованием. Было отменено выступление главы сионистского движения Хаима Вейцмана, который заявил в итоге: «Если конференция не собирается решить проблему евреев навеки путем переселения их в Страну Израиля, — нечего и стараться». Немедленно вся сионистская пресса подняла истерическую кампанию: мы брошены, и никто нас не утешит, у мира не оказалось совести».

Как свидетельствует Бен Цви, сионисты изо всех сил пытались (и преуспели) торпедировать Эвианский форум. Он, в частности, приводит письмо одного сионистского лидера Джорджа Ландауэра другому — Стивену Вайзу: «Особенно мы (сионисты) боимся, что конференция подвигнет еврейские организации на сбор средств для переселения еврейских беженцев, а это повредит нам в сборе денег на наши цели». Ту же точку зрения выразил глава сионистов Хаим Вейцман: «Для приема еврейских беженцев в любой стране будет нужно много денег, значит, сионистские финансы будут подорваны. Если конференция увенчается успехом (то есть поможет еврейским беженцам эмигрировать из нацистской Германии), — она нанесет непоправимый ущерб сионизму. Не дай Бог, чтобы страны-участницы конференции явили свое великодушие и пригласили евреев Германии в свои пределы, тогда Палестина будет отодвинута другими странами, евреи не дадут денег, и англичане не будут давать разрешения на въезд в Палестину».

Когда же было принято решение о Холокосте — систематическом уничтожении еврейского населения Европы? В документах Нюрнбергского процесса есть протокол допроса Дитера Вислицени, одного из ближайших сотрудников Эйхмана, который ведал в гестапо «еврейским вопросом». Вот что он рассказал: «До 1940 года общая директива реферату была решить еврейский вопрос в Германии и занятых ею областях с помощью планового выселения. Вторая фаза началась с этого времени: концентрация всех евреев в Польше и других занятых Германией восточных областях и, причем, в форме гетто. Этот период продолжался приблизительно до начала 1942 года. Третьим периодом было так называемое окончательное решение еврейского вопроса, то есть планомерное уничтожение еврейского народа» (Нюрнбергский процесс. Т. 4. С. 694).

В декабре 1940 года Гитлер через Гиммлера и Геринга поручил шефу гестапо Гейдриху выработать план «окончательного решения» еврейского вопроса. Составленный Гейдрихом план не сохранился, однако из сохранившихся документов известно, что он был направлен Гитлеру в конце января 1941 года (Ширер У. «Окончательное решение. Взлет и падение Третьего рейха». М.: Захаров, 2009. Т. 2. С. 452). Накануне нападения на СССР, летом 1941 года, Гитлер довел до высшего руководства рейха приказ о «Всеобщем решении еврейского вопроса». Текст приказа не сохранился, либо его хорошенько запрятали, однако о существовании такого документа известно из показаний на Нюрнбергском процессе.

Распоряжение о начале массовых убийств мог отдать только Гитлер, но, поскольку письменного текста такого приказа не найдено, рубежом считается приказ Г. Геринга от 31 июля 1941 года, отданный шефу службы безопасности (СД) Р. Гейдриху. Речь идет о директиве Геринга Гейдриху с поручением провести подготовительные мероприятия по «окончательному решению еврейского вопроса» на территориях, находившихся под контролем Германии и координации действий в этом направлении соответствующих министерств и ведомств. «Окончательное решение» было одобрено 20 января 1942 года, о чем и информировал Гейдрих участников совещания в пригороде Берлина на озере Гросер-Ванзее. В историю оно вошло как Ванзейская конференция, целью которой стала выработка плана по уничтожению евреев в масштабах Европы. В рамках своего проекта Гейдрих предлагал отправить евреев на принудительные работы на Восток, где большая их часть должна была погибнуть от изнурительного труда. Выжившие должны были подвергнуться «специальному обращению», то есть быть физически уничтожены (Ширер У. Указ соч. Т. 2. С. 452—453).

Сионисты до момента принятия Гитлером «окончательного решения» об уничтожении всех евреев Европы поддерживали тесную связь с нацистами и поэтому всячески замалчивали сообщения о том, что Холокост уже идет полным ходом. Советское правительство довело до сведения мировой общественности факты о зверствах, о масштабах и характере геноцида в отношении еврейского населения на оккупированных территориях СССР. Впервые это было сделано на официальном правительственном уровне — ноте НКИД СССР «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных ими советских территориях». В ноте от 6 января 1942 года сообщалось о случаях «зверского насилия и массовых убийств». В этом документе целый абзац был посвящен трагедии Бабьего Яра и гибели 52 тысяч евреев Киева. И что же? Всемирная сионистская организация немедленно отреагировала на этот документ, объявив его... «большевистской пропагандой»!

27 апреля 1942 года НКИД СССР вновь обнародовал ноту, в которой приводились многочисленные факты нацистских зверств. А сионистские лидеры от имени своих организаций продолжали делать заявления, отрицающие достоверность информации о гитлеровском геноциде славян и евреев. Сокрытие правды объективно было на руку гитлеровцам. В заявлениях Еврейского агентства от 7 июля и 28 сентября 1942 года опубликованные в СССР сведения о кровавых злодеяниях нацистов против евреев по-прежнему назывались «неправдоподобными вымыслами».

Почему же они молчали и заставляли молчать других? В 1966 году во время симпозиума, организованного израильской газетой «Маарив», депутат кнессета Хаим Ландау заявил: «Это факт, что в 1942 году (то есть уже после того, как было принято постановление об «окончательном решении еврейского вопроса». — В.Б.) Еврейское агентство знало об уничтожении. И хотя темпы уничтожения не были известны, сам факт был известен и руководству агентства, и еврейским кругам в США. Но правда заключается в том, что они не только молчали об этом, но и заставляли молчать тех, кто знал об этом тоже». Достаточно вспомнить о том, что лидеры сионизма, вступив в сговор с Герингом, объявили в самый разгар нацистских погромов, что в Германии евреев не преследуют (Horizоnt. 1970. № 37552). Меньше чем через год после совещания в Ванзее Еврейское агентство точно узнает о том, что творится в Освенциме, Дахау, Майданеке. И вновь — полное молчание об этих массовых зверствах.

До недавнего времени всячески замалчивался тот факт, что в этих зверствах на территории Польши самое активное участие принимали сами поляки — как коллаборационисты, так и польские националисты. В деревне Едвабне 10 июля 1941 года они учинили жестокий погром евреев, убив несколько сот человек, а остальных сожгли живьём. В Едвабне погибло более 1500 евреев, включая женщин и детей. По данным историков, участие поляков в геноциде было массовым. Поляками было организовано не менее тридцати погромов и массовых репрессий, устроенных в 24 населенных пунктах. От рук поляков по самым минимальным оценкам погибли десятки тысяч евреев. Убивали их зверски — забивали камнями и палками, отрубали головы, глумились над трупами. Нескольких евреев, укрывшихся в синагоге в Едвабне, сожгли заживо вместе с раввином. Нацисты, всячески скрывавшие масштабы Холокоста, вынуждены были даже расстрелять нескольких своих излишне ретивых польских подельников. Даже после окончания войны еврейские погромы в Польше не прекратились. 4 июля 1946 г. в польском городе Кельце толпа поляков в 2000 человек, к которым присоединились силы народной милиции, выкрикивая: «Смерть евреям!» и «Завершим работу Гитлера!», врывалась в дома и убивала прячущихся евреев. Погибли 47 человек, в том числе бывшие узники концлагерей.

В переписке Министерства иностранных дел СССР с советским посольством в Варшаве есть такой документ: «За несколько месяцев страну покинуло 80 тыс. евреев. Наличие антисемитских взглядов в стране в предвоенные годы и усиленная пропаганда за годы немецкой оккупации дали себя чувствовать и в настоящее время. Мысль покинуть Польшу, найти себе другое место жительства, приобрести себе родину стала популярна среди всё большего и большего числа евреев. После погромов началась паника и массовое движение на Запад» (см.: Нацизм по-польски. «Известия». 03.11.2002).

Напомню также, что польские русофобы, говоря о подвигах посла Липского в деле спасения польских евреев, всячески обвиняли Сталина во всех их бедах и бедах Польши. Там предпочли забыть, что Сталин после оккупации Польши гитлеровцами фактически открыл границы СССР для польских евреев. В начале 1940 года в Белоруссии было зарегистрировано 65 796 еврейских беженцев из Польши. Общая численность еврейских беженцев из западной части Польши в СССР оценивается по разным источникам от 200 до 500 тысяч человек. Среди этих беженцев был и Менахем Бегин, возглавлявший молодежную боевую организацию «Бутар» в Литве. В конце 41-го Бегина после задержания освободили и помогли ему выехать из СССР в Палестину. В 1977—1983 годах Бегин занимал пост премьер-министра Израиля.

Польские евреи стали жертвами той политики сговора с нацистами, которую проводила панская Польша перед Второй мировой войной вместе с западными державами. И если бы Красная Армия не сломала хребет людоедскому третьему рейху, то «еврейский вопрос» мог быть действительно «решён окончательно», как и намечалось Гитлером. Это рано или поздно придется признать Польше, как признала Германия свою вину за развязывание Второй мировой войны и геноцид евреев, цыган и славян.

Об этом Юнна Мориц написала так: 

Просто вижу, просто не забыла,

Что не будь страны, где мы живём,

Запад из меня сварил бы мыло

Где-нибудь в Освенциме своём. 

Сговор русофобов

А теперь о позорных попытках нынешних властей Польши и руководства НАТО выставить СССР виновником Второй мировой войны. Задолго до того, как она разразилась, на Западе принялись сколачивать новый антиросийский союз. Цели заговора против СССР, активным участником которого была довоенная Польша, не менялись с момента рождения «плана Хауса», помощника президента США Вильсона, датированного 1918 г. Этот план предусматривал раздел России на 7-8 государств и частично он был реализован с помощью В.И. Ленина, в результате чего из состава России вышли Польша, Финляндия, Литва, Латвия и Эстония и едва не откололись Дальневосточная Республика вместе с Украиной и Кавказом. На реализацию «плана Хауса» в новых условиях были брошены все силы западной дипломатии.

Для начала было решено создать в Европе блок крупных империалистических держав, включая фашистскую Германию, — «Пакт четырех». Его инициатором выступил фашистский диктатор Италии Бенито Муссолини. Дуче тут же поддержали в Лондоне премьер-министр Англии Макдональд и министр иностранных дел Саймон. В марте 1933 г. итальянский посол в Берлине вручил министру иностранных дел Германии Нейрату проект пакта. Гитлер проект одобрил, но внес ряд поправок. В его редакции пакт предусматривал ревизию версальской системы мирных договоров, признание за Германией равенства прав в вооружении, сотрудничество в европейских и внеевропейских вопросах, в том числе и колониальном. После того, как пожелания фюрера были учтены, «Пакт четырех» (официально новая Антанта именовалась так: «Пакт согласия и сотрудничества Англии, Франции, Германии и Италии») был подписан в Риме 15 июля 1933 г. Характерно, что «Пакт четырех» еще до его подписания получил одобрение и поддержку в США. В заявлении госдепартамента США от 9 июня 1933 г. он характеризовался, как «доброе предзнаменование».

«Пакт четырех» мало известен широкой публике, и о нем не часто вспоминают. Тем не менее именно этот пакт стал прообразом и «мюнхенского сговора» и множества союзов и договоров 30—40-х годов, направленных против Советской России. Этот пакт был первым сговором правительств Англии и Франции с фашистскими правительствами Германии и Италии и фактически развязывал Гитлеру руки в его подготовке к большой войне в Европе и агрессии против нашей страны. И хотя формально «Пакт четырех» и не вступил в силу, он оказал пагубное влияние на последующее развитие международных событий. Но главное — он снял все барьеры на пути реализации гитлеровской программы милитаризации Германии и подготовки Второй мировой войны. Весной 1933 г. английское правительство внесло на конференцию по разоружению так называемый «план Макдональда», предусматривавший увеличение германской армии со 100 тыс. до 200 тыс. человек с краткосрочной службой солдат (до восьми месяцев). План был поддержан также и американским правительством. Чувствуя попустительство западных держав, Германия увеличивала свои требования, а затем, ссылаясь на отказ Лиги наций признать за ней равное право на вооружение, 14 октября 1933 г. объявила о выходе из Лиги наций и об уходе с конференции по разоружению.

26 января 1934 г. с одобрения Англии, Франции, США и Ватикана был подписан еще один пакт, который также позволил гитлеровцам осуществить подготовку к войне, прикрываясь пальмовыми ветвями мира. Именно о нём напомнил В.Путин в своем предновогоднем выступлении в Минобороны. Это — германо-польский пакт (сроком на 10 лет) с официальным названием «Декларация о неприменении силы между Польшей и Германией», известный также как «Договор о ненападении между Германией и Польшей» или «Пакт Пилсудского—Гитлера». Он стал первым в череде подобных пактов Германии с европейскими государствами. Оба правительства заявили о своем желании «открыть новую эпоху в политических отношениях между Польшей и Германией», обязались «ни в коем случае не прибегать к применению силы с целью разрешения спорных вопросов». Подписал этот пакт именно посол Польши в Германии Ю.Липский.

Правительство Польши проглотило наживку Гитлера, ибо полагало, что он предложит Варшаве поучаствовать в совместном с Германией походе против Советского Союза. Еще 2 мая 1933 г. Гитлер в беседе с польским послом Высоцким, а затем 15 ноября при встрече с новым послом Липским заговорил о желании Германии установить «дружественные» отношения с Польшей. Гитлер, повторяя слова Черчилля и Клемансо, заявил, что Польша является форпостом Европы против Азии, «стражем Запада против проникновения коммунизма с Востока».

Германо-польский пакт был подготовлен всей предшествующей антисоветской политикой правительств Польши, Англии, Франции и США, поощрявших Германию к нападению на Советский Союз. Этот пакт, как и «Пакт четырех «стал одним из значимых этапов на пути ко Второй мировой войне. В нем даже не упоминалось о признании Германией незыблемости своих восточных границ. Не случайно немецкие историки писали, что пакт с Польшей «оправдался для Гитлера четыре года спустя, сыграв свою роль в его мероприятиях против Австрии и Чехословакии».

Польский журналист Мацкевич писал, что в Варшаве того времени рассматривали это соглашение в первую очередь как антисоветский акт: «Договор Гитлера с Польшей от 26 января 1934 г. являлся началом осуществления германского похода против Советского Союза при активном участии Польши и при нейтралитете Англии и Франции».

В союзе с Гитлером

Наиболее полно и откровенно планы войны против СССР обсуждались во время визитов Геринга в Польшу в 1935 г. на так называемую «охоту» в Беловежскую пущу. Суть этих переговоров изложена в официальной записке тогдашнего заместителя министра иностранных дел Полыни графа Шембека. «Сегодня обсуждал с господином Липским вопрос о визите Геринга в Польшу, — пишет Шембек. — Посол утверждал, что во время бесед в Беловеже и в Варшаве Геринг был весьма откровенен. Особенно в беседе с генералами, когда он наметил в общих чертах далеко идущие планы, намекнув об антирусском союзе и совместном нападении на Россию. Геринг давал понять, что при этих условиях Украина стала бы польской сферой влияния, а Северо-Западная Россия — германской» (Историко-дипломатический архив Министерства иностранных цел СССР (далее — ИДА), ф. 15, он. 1, д. 93, лл. 81—82). С Пилсудским и президентом Мосьцицким Геринг имел еще более откровенный разговор. Он предложил Пилсудскому принять на себя общее командование объединенными германо-польскими силами в войне против СССР. Предложение было встречено с восторгом (ИДА, ф. 15, л. 26).

Советский Союз еще в январе 1934 г. заявил об опасности германо-польского пакта как для самой Польши, так и для мира в Европе. Подписанный 25 июля 1932 г. польско-советский пакт о ненападении был фактически дезавуирован соглашением с Гитлером. СССР предупреждал, что польско-германский альянс подрывает союз Польши с другими странами и оставляет «изолированную Польшу лицом к лицу с фашистской Германией» («Известия», 29.11.1934). Но этим предупреждениям не вняли. В Варшаве всерьез готовились к войне с Советским Союзом на стороне Гитлера. Не так давно из российских архивов достали документы, которые держали в тайне почти 70 лет. Комментируя их генерал-майор ГРУ Лев Соцков сказал в интервью британской «Санди телеграф», что в ходе переговоров в Москве с делегациями Англии и Франции Сталин предложил поставить у границы с Германией мощный блок. Он предложил перебросить через Польшу к этой границе группировку советских войск в составе 120 пехотных дивизий (по 19 тысяч солдат в каждой), 16 артиллерийских дивизий, 5000 единиц тяжелой артиллерии, 9500 танков и около 5500 самолетов и бомбардировщиков. Глава британской делегации Реджинальд Дракс в ответ на это заявил, что уполномочен только вести переговоры, но ничего не будет подписывать, а тем более такой договор с СССР! Решительно выступила против предложения Сталина и Польша, у которой, как говорилось выше, были совсем другие планы в отношении России. СССР, оставшись в одиночестве, сказал генерал Соцков, «вынужден был повернуться в сторону Германии и подписать договор о ненападении, чтобы получить дополнительное время для подготовки к приближающемуся конфликту».

Известно, чем всё это кончилось. После вторжения в Польшу через два года после подписания с ней пакта о «союзе» Гитлер заявил, что как государство Польша не будет существовать никогда. Еще через год Гитлер оккупировал Францию, начались бомбардировки Англии. Только в июне 1941 года, когда Гитлер напал на Советский Союз, США, Англия и СССР заключили союз против Германии. Но к тому времени уже большая часть Европы была оккупирована. Американский историк Е.Беннетт, задает вопрос: «Как это могло случиться?» Почему США, Англия и Франция помогали гитлеровской Германии вооружаться и не препятствовали ее подготовке к войне? «Теперь мы имеем документальные свидетельства германских архивов, — пишет Беннет, — которые показывают безоговорочное стремление правительства (Гитлера. — В.Б.) изменить существующий порядок. Однако союзники имели доказательства этого уже и тогда — в донесениях атташе, в речах в рейхстаге, в германской прессе. Дело было не в отсутствии доказательств, а скорее в неумении осознать их важность». Но дело, конечно, не в неумении, а в нежелании остановить Гитлера, которого Запад подталкивал на войну с Советским Союзом, даже рискуя собственной безопасностью.

Советский Союз перед Второй мировой войной остался практически в полном одиночестве. Даже «братья-славяне» от него отвернулись. Наши болгарские «братушки», которых русский солдат спас в войне с Турцией от геноцида, переметнулись на сторону Гитлера. Также поступили и в Хорватии, создав там фашистское государство. Одни белорусы и сербы остались верны славянскому братству, хотя и в Сербии, были свои фашисты — усташи. А уж что творилось на Украине, где Гитлера встречали цветами, и пройтись с немецким офицером по Крещатику считалось у местных дамочек высшим шиком, я и не говорю. Это, кстати, уже признают открыто, так как на Украине подручные гитлеровцев из бандеровской УПА и дивизии СС «Галитчина» ходят теперь в национальных героях.

«Мировая закулиса» самым тщательным образом наблюдала за ходом Второй мировой войны, в которой главным для нее была не борьба с фашизмом, не спасение народов от гитлеровского геноцида, а ее собственные узкокорыстные цели. Кстати, «закулиса» эта была прекрасно осведомлена об уничтожении славян, евреев и цыган в лагерях смерти, но ничего не сделала для их спасения. Более того, на Западе она всячески препятствовала всем попыткам СССР распространить информацию о нацистских лагерях смерти и зверствах гитлеровцев и их пособников на оккупированных территориях. В этой схватке гигантов задачей «мировой закулисы» было другое — раз и навсегда вывести Германию и Россию, а затем и Японию из числа великих держав и утвердить свое мировое господство. Вот почему, даже пойдя на союз с СССР, Англия и США действовали по принципу, сформулированному Уинстоном Черчиллем: «Если Германия будет одолевать Советский Союз, мы поддержим русских, если Советский Союз станет одолевать Германию, мы поддержим немцев. И таким образом они взаимно обескровят друг друга…»

Даже после победы над фашистской Германией наши союзники по антигитлеровской коалиции держали захваченные в плен немецкие войска в полной боевой готовности. Вплоть до конца 1945 года существовала опасность, что их перевооружат и бросят против СССР снова, но уже в составе армий наших вчерашних союзников. В это верится с трудом, но рассекреченные в последние годы британские документы говорят, что такой план существовал. Он был найден в личном досье Уинстона Черчилля. Это план операции «Немыслимое» (точное название!) — войны против СССР, подготовленный Объединенным штабом планирования военного кабинета Великобритании. Под ним стоит подпись — 22 мая 1945 г. В книге профессора О.А. Ржешевского из Института всеобщей истории РАН «Сталин и Черчилль» (М., «Наука», 2004) этот план, подготовленный всего через две недели после победы над гитлеровской Германией, подробно описан. Конечная цель состояла в том, чтобы силами западных союзных армий и не разоруженных немецких дивизий «оккупировать те районы внутренней России, лишившись которых, эта страна утратит материальные возможности ведения войны и дальнейшего сопротивления». Ставилась задача: «нанести такое решающее поражение русским вооруженным силам, которое лишит СССР возможности продолжать войну». Начало военных действий было намечено на 1 июля 1945 года. И не был он реализован только потому, что господа союзники всё же осознали, насколько мощной силой стала Красная армия к концу Второй мировой войны. Имперский генеральный штаб Великобритании первым дал отбой и не поддержал этот план «по причине превосходства сил Красной Армии». Начальник британского генштаба фельдмаршал А.Брук резюмировал это решение так: «Россия сейчас всесильна в Европе».*

 

В соответствии с этим планом первоначальной целью новой войны с Россией было «вытеснить советские войска с территории Польши», используя для этого остатки Армии Крайовой. Правительство Польши в изгнании, которое возглавляло Армию Крайова, еще 18 декабря 1939 года опубликовало декларацию («Анжерская декларация»), которая провозгласила состояние войны с СССР, приняв тем самым сторону фашистской Германии.

7 мая 1945 года генерал Владислав Андерс, исполняющий обязанности верховного вождя (главнокомандующего польскими силами на Западе) официально утвердил организацию ДСЗ (Delegatura Sił Zbrojnych na Kraj), созданную для действий в тылах Красной армии. 7 мая 1945 г. военно-политическое руководство ДСЗ на тайном съезде в Варшаве потребовало аннулировать решения Ялтинской конференции «большой тройки», обратившись к ООН. Кстати посол Липский в «правительстве» Андерса сыграл в этом не последнюю роль. С началом Второй мировой войны Липский выехал во Францию. 26 июня 1941 года он был утвержден политическим секретарем в Кабинете Верховного главнокомандующего и министра по военным делам в польском правительстве в изгнании.

Все эти факты полностью опровергают польскую версию причин Второй мировой войны, которую изложил премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий в Совете Европы, пробивая очередную русофобскую резолюцию о «союзе Гитлера со Сталиным». Кстати, в самой Германии, как сказал в интервью газете «Взгляд» видный немецкий политолог из Германии Александр Рар, «позицию Польши никто не поддерживает. Официальная точка зрения ФРГ в том, что пакт о ненападении между Германией и СССР нарушил первым Гитлер — добавил Рар. — В Германии неизменная точка зрения — она считает себя виновной в развязывании Второй мировой войны. На высказывания поляков о том, что во всем виноват СССР, никто в Германии не реагирует».

В начале января с.г. вице-спикер польского сейма Малгожата Кидава-Блоньска сообщила о планах Варшавы на законодательном уровне запретить российскую трактовку исторических событий. В этих целях в сейм будет внесен законопроект о «пресечении предположительной попытки России переиначить историю». Однако эта попытка поляков переписать историю обречена на провал. Переиначить историю пытаются не в России, а в Польше, чтобы заставить всех забыть о позорном сговоре Пилсудского с Гитлером об участии в его походе «Дранг нах Остен» и разделе СССР, о чём и напомнил в своем выступлении В.В. Путин.

Пилсудский, Андерс, Липский и все те заклятые враги России в довоенной Польше подстрекали Гитлера к нападению на СССР в надежде поживиться и приобрести с помощью нацистов новые территории. В силу своей политической близорукости и присущего польской верхушке чванства, они не сумели понять, что Гитлер и его преступная клика не считали их за полноценных людей. Нацисты рассматривали всех поляков и других славян, не говоря уже о евреях, как Untermensch, что означает «недочеловек», и не намерены были исполнять свои обещания помочь им хотя бы частично воссоздать «Речь Посполиту» за счет Украины, на которую у третьего рейха были свои планы. В результате участники сговора с Гитлером потеряли саму Польшу и ее государственность, которую удалось восстановить только с помощью Советской Армии. Увы, нынешние правители Польши — прямые наследники этих квислингов польского образца. А еще точнее говоря — тех польских «свиней», в которых вошли нацистские бесы и которые погубили свою страну.

_________

* Реальная причина отказа от этого плана заключалась в том, что США еще продолжали войну с Японией, разгромить которую без помощи СССР американцам было бы очень сложно. — Ред.