Печать
Просмотров: 4713

 

ТОЛЕРАНТНАЯ ЗОНА

 

Нас травят, взрывают и в тюрьмах гноят,

сжигают, стреляют и топят.

Нам в уши вливают покорности яд,

глуша еле слышимый ропот.

Абреки нас всех перерезать не прочь —

их тащат сюда кровососы.

Крапивное племя строчит день и ночь

доносы, доносы, доносы.

Для русских на свете не стало страны.

Мы здесь, в эпицентре распада, —

приблудные дети гражданской войны,

никчемное лишнее стадо.

Где властью обласкан любой аферист,

страна — толерантная зона.

Мы знаем: здесь каждый из нас — экстремист

и каждый из нас — вне закона.

 

24 июля 2011

 

 

ПУТЬ ХРИСТА

 

Нельзя вторгаться в область Бога —

настигнет душу слепота.

У каждого своя дорога.

Не претендуй на Путь Христа.

 

Свет вифлеемский всем нам светит.

Глазам не верить нет причин.

Да, в мире все мы Божьи дети.

Но Сын и Путь Его — один.

 

9 августа 2011

 

 

*  *  *

Август спасает от боли сердечной,

август наводит на светлую грусть…

С горечью жизни своей быстротечной

я никогда, ни за что не смирюсь.

 

Время — безумно, а сердцу — тревожно.

Век пронесется, как поезд ночной.

Скажут: «Ему позавидовать можно,

был он рожден под счастливой звездой…»

 

Счастьем, как видно, мне стали печали.

Нет, не мечтал я судьбу обмануть.

Верил я в жертвенный, слёзный вначале,

свыше дарованный — избранный путь.

 

Август, как жизнь, истекает и тает.

Осень в преддверье хмельной ворожбы.

Листья слетают, и ветер листает

чью-то забытую книгу судьбы…

 

17 августа 2011

 

 

*  *  *

Время лету прощаться с землёй.

Отцвело, отсияло, отпело…

Неотступное время приспело

певчим птицам смешаться с зарёй,

улетая от нас на юга —

за турецкое жаркое море.

С нами вьюги, морозы, снега,

как с родными, обнимутся вскоре.

Мы, как прежде, полюбим метель,

мы певцов позабудем крылатых.

И зачем у реки на закатах

так тоскливо кричит коростель?..

 

14 сентября 2011

 

 

*  *  *

Сам себя судьбе доверю

и на плахе, и в тюрьме.

Просто верю, слишком верю

в свет живой в бездонной тьме.

 

Но тоски и слез не спрячу

перед самым горьким сном —

каждый взгляд родной оплачу,

каждый куст в окне моем…

 

И душа с небесной тверди

в миг, когда от всех уйду,

разглядит в колодце смерти

жизни яркую звезду…

 

16 сентября 2011

 

 

ДНИ

 

Осеннее поле уныло и немо,

смотрю на деревьев летящую медь,

смотрю на холодное низкое небо —

могу бесконечно на это смотреть.

 

Но русскому сердцу не будет покоя.

Мы в мире жестоком остались одни.

Я помню веселое время иное,

я вижу безумные, зверские дни.

 

Смердит телеящик скабрёзным показом,

изводит Россию кремлевский дурдом,

столица затравлена черным «кавказом»

и зреет осмысленный русский погром.

 

17 сентября 2011

 

 

*  *  *

Что-то в мире случилось такое,

отчего защемило в груди.

Липа кроной шумит надо мною

золотых облаков посреди.

Листопад, предвечерье, прохлада…

В сонном парке тропинки темны…

Ах, душа, не кручинься, не надо,

мы еще доживём до весны.

Но замри и прочувствуй мгновенье,

как в распахнутых детских глазах.

Кленов красных в пруду отраженье,

ветра лиственный, шелестный взмах…

Кучевых облаков позолота,

светло-рыжая проседь берёз…

Мы не можем с тобой отчего-то

не любить эту землю до слёз.

 

29 сентября 2011

 

 

*  *  *

Бабье лето в октябре,

золотое искушенье,

мельтешенье и смешенье

снов, застывших в янтаре.

 

Бабье лето в октябре.

Чудный осени подарок.

До озноба чист и ярок

синий купол на заре.

 

Бабье лето в октябре.

Все березы — огнелики.

На пруду сияют блики,

как на черном серебре.

 

В этой солнечной игре

листьев, неба, водной глади

отгорает осень ради

свадьбы сердца в октябре.

 

19 октября 2011

 

 

*  *  *

Снова сердце радо зареву заката

и лесной рябины перезревшим кистям.

И опять бесцельно я бреду куда-то

По опавшим листьям, по опавшим листьям.

 

Дни уходят в вечность. Где-то ждет расплата.

Кто-то вслед с ухмылкой смотрит взглядом лисьим.

Но всю жизнь с надеждой я бреду куда-то

По опавшим листьям, по опавшим листьям…

 

1 ноября 2011