Печать
Просмотров: 7112

Умер Солженицын, один из главных идеологов разрушения Советского Союза. Путин велел министру образования Фурсенко включить его книги в школьную и вузовскую программы по литературе. Думаю, это будет сделано в ущерб изучению Шолохова, которого Солженицын ненавидел.

Вот ведь странная жизнь — вся его биография насквозь лжива, искусственна, как будто бы выполнена по заранее продуманному плану. И этот план он исполнил от первой до последней буквы. Но что из всего написанного им по праву останется в русской литературе? Уже можно сказать: на высоком, достойном широкого изучения уровне не останется ничего. Все его персонажи — такие же искусственные фантомы, взятые не из реальной жизни, а подогнанные под лекала его сумасбродных идей. В общем, Солженицын — это еще одно литературное недоразумение, корыстно и целенаправленно раскрученное до мирового масштаба. Но уже сейчас его невозможно читать, как к нему ни относись. Его тексты отталкивают даже не столько вымученной, опять же искусственной, стилистикой, сколько лживой, мелкой, либерально-вульгарной псевдоидейностью, эти тексты уже сейчас морально устарели, уже сегодня скомпрометированы тем порядком вещей и той действительностью, ради которых он готовил разрушение нашей прежней жизни, за что и получил в виде поощрения Нобелевскую премию.

Вернувшись в Россию, за которую боролся, Солженицын стал здесь фигурой совершенно нелепой и никому не нужной. Увидев результат дела своих рук, он, словно прозрев, ужаснулся и попытался, как прежде, обвинить власть в антинародной политике. Но ни власть, ни Запад уже не обратили на это никакого внимания. Его «изобличительным» выступлениям просто-напросто не придали никакого значения, так как этого уже не было нужно ни Америке, ни Европе, ни Сиону, ни т.н. «мировой закулисе». И он, видимо, что-то поняв, заглох. Лишь только естественная, в физическом и духовном смысле, смерть главного диссидента возбудила на время интерес власти и либеральных СМИ к этой полузабытой личности.

Солженицын много разглагольствовал на камеру о необходимости покаяния — властью, народом, Церковью и т.д. Но сам он даже перед смертью ни в чем публично не раскаялся. А ведь в конце 70-х годов многие, в том числе и я, слышали по «Голосу Америки», как он рассуждал о вполне оправданной возможности для США первыми нанести ядерный удар по СССР. А чего стоила его многолетняя, упорная клевета на Шолохова! Ему суждено было еще при жизни познать окончательное разоблачение этой клеветы. Но никаких раскаяний никто от него не услышал, хотя та же судьба позволила ему собственными глазами увидеть плоды своей разрушительной деятельности.

«Бессмысленная судьба» — вот всё, что через какое-то время останется в комментариях специалистов об этом человеке. (Кто-то скажет: его именем уже названа улица… Ну так что ж, давно ли у нас был город Троцк и стоял памятник Иуде Искариоту?..) Именно это — истинная трагедия для писателя, а не то, что когда-то он был репрессирован (причем опять же искусственно, по самонаводке, чтобы не погибнуть на фронте) и преследовался советской властью. Ныне смелых русских писателей и редакторов преследуют гораздо жесточе, к тому же — молча, без крика и шума на весь мир. Кстати сказать, многие в России уже осознали искусственность и напыщенную лживость всей жизни Солженицына — на его похороны пришло немного людей, несмотря на то, что телевизор три дня долдонил о том, где и когда он будет похоронен.

Но в каждой трагедии всегда есть место для пародии. Это — всё тот же В.Бондаренко, основной на сегодняшний день (в патриотической печати) солженицыновед и солженицынолиз. На похоронах своего кумира, попав в объектив телекамеры, он стоял с необычайно трагическим выражением лица… Можно себе представить, какую пламенную речь он произнес на поминках…

 

Валерий ХАТЮШИН