Печать
Просмотров: 306

ВЫХОД ИЗ ТУПИКА

В чём для России реальный прорыв в будущее?

Наше поколение выросло при социализме. Это был социализм второй половины ХХ века — развивающийся, строящийся, с каждым годом улучшающий и облегчающий жизнь простого человека. Всё в нём было положительно и правильно. Одно было отрицательно и неправильно — он был атеистическим. Жизнь в СССР быстрым темпом изменялась и росла материально, однако духовно — стояла на месте. Если и говорить о каком-то застое в Советском Союзе, то только о духовном застое. Это было наследием первых лет большевистской власти, которая каленым железом выжигала из умов и сердец любую религию, но прежде всего и жесточе всего — христианскую, пытаясь навязать свою собственную — веру в коммунистический рай. А место Бога и христианских святых должны были занять коммунистические вожди и пророки. Но, как и предсказывали христианские новомученики ХХ века, ничего из этих потуг не получилось. Более того, само атеистическое государство, сильное и великое в материальном и военном отношении, не имея настоящей духовной основы, рухнуло через 74 года своего существования.

Вот уже более четверти века мы живем, погруженные в капитализм. За это время мы на собственной шкуре испытали все его «прелести». Мы воочию убедились, что человек для этой лицемерной системы вообще ничего не значит. Мы увидели, как эта система спокойно, цинично и безнаказанно грабит, калечит и убивает тех, кто «не имеет миллиарда» (как сказал ограбивший тысячи дольщиков непостроенных квартир С.Полонский: «У кого нет миллиарда, тот может идти в жо…»). Собственно, мы и должны были испытать на себе этот для многих вожделенный капитализм, чтобы не тешить себя мечтами о сладкой жизни, «как за кордоном», чтобы до всех наконец дошло, что капитализм даже и при возвращении в наше бытие Православной Церкви ежедневно уничтожает человека и материально, и морально, и духовно. Потому что капитализм по природе своей — бесчеловечен. А его религией, богом и кумиром является капитал. Капитал не только как материальное состояние, но как идея, как смысл существования, как неистребимая страсть, как дьявольское умопомрачительное вожделение. Капитализм — это путь в тупик, в нескончаемую войну, в ежедневную борьбу за выживание, в которой конкурент должен быть подавлен, раздавлен, унижен или уничтожен. И в этой войне допустимы любые методы для увеличения капитала. А того конкурента, с которым физически справиться не удается, нужно или купить с потрохами, или оболгать и ошельмовать, или разложить изнутри. Что и делает Запад с Россией на наших глазах.

Да, мы во всём этом убедились на собственном опыте. И пора уже нашему поколению делать выводы. Пора осознавать, что для России единственно реальным, во всех смыслах нормальным, человечным и жизненно возможным может быть только один путь в будущее — христианский, православный, а это значит духовно развивающийся социализм. Проще говоря: православный социализм. Соединение православной веры и социалистической системы в жизни страны и станет тем прорывом в реальное будущее, о котором, не называя ничего конкретного, вроде бы озаботились нынешние кремлевские мечтатели. Но прорыв этот, по всей видимости, придется осуществлять нашему народу без них.

 * * *

Многие рассуждающие о коммунизме часто не понимают или забывают, что эта идея изначально чисто атеистическая. В ней нет места Богу. В ней утопическая идея «справедливости» заменяет религиозную идею любви к ближнему и к Творцу. Идея коммунизма игнорирует мысль о том, что этот мир создан Творцом. По этой причине коммунистическая идея довольно быстро сама себя изжила, а сильнейшее атеистическое государство — рухнуло. Идея «справедливости» на самом деле — страшная. Если мир и людей судить по справедливости, всё человечество должно быть вновь уничтожено Богом, столько страшных грехов мы совершили и совершаем каждый день. Но Бог поступает не по справедливости, а по милости — давая нам возможность осознания своей греховности и покаяния, благодаря чему мир еще существует.

У всех народов понятие справедливости разное, в зависимости от интересов этого народа или их государства. Очень часто эти понятия «справедливости» вступают в противоречие между разными народами и даже государствами. А порой и в одном государстве разные народы по-разному смотрят на то, что хорошо и что плохо, что приемлемо для них, а что нет. А недалекие советские идеологи собирались строить коммунизм с узбеками, таджиками, азербайджанцами, чеченцами, с западенцами Украины и т.д., не понимая, как по-разному они смотрят на т.н. «справедливость». Оказалось, что их природу переделать невозможно.

Реальным будущим России должен быть не выдуманный в кабинетах коммунизм, который есть не что иное, как абстрактная фантазия безбожного ума. Реальным будущим России является православный социализм. Между прочим, по мнению многих известных мне верующих людей преклонного возраста, это понимал послевоенный Сталин. Не знаю, не могу сказать. Но такое мнение существует. И хочу лишь напомнить известную фразу Сталина: «Наше дело — правое». А правое — значит православное.

 Чего испугался «православный» священник?..

 Иерей Александр Шумский на портале Русской народной линии в ответ на мою статью «В чём для России реальный прорыв в будущее», страстно отвергая и решительно перечеркивая идею православного социализма, поведал нам, как ему нравился советский социализм. То бишь социализм партийно-коммунистический, основанный на атеистической идеологии: «Лично я с ностальгией вспоминаю реальный советский социализм, при котором мне довелось жить, и могу засвидетельствовать, что уже в брежневский период заметно было смягчение отношения государства к Церкви, подобно тому, как это было в военный и послевоенный периоды. И если бы не предательское уничтожение СССР, то Церковь в скором времени получила бы от государства достаточно широкую свободу. И вот это и был бы реальный (а не выдуманный) православный социализм». То есть, по мнению отца Александра, «реальный православный социализм» был возможен, если бы, как он пишет, «не предательское уничтожение СССР» и если бы «Церковь… в скором времени получила бы от государства достаточно широкую свободу». И более того, как он считает, зачатки этого «реального православного социализма» он застал в своей молодости, и они его вполне устраивали.

Тут вроде бы и спорить не с чем. Даже при наличии в СССР однопартийной системы и официальной коммунистически-атеистической идеологии отец Александр вполне мог представить себе зарождение в советском государстве «реального православного социализма». С некоторой натяжкой с ним можно было бы и согласиться.

Но в этой же самой статье иерей Александр Шумский ставит в логический тупик любого адекватного читателя. Начиная с заголовка своей статьи («Идея православного социализма — опаснейшая утопия»), он сам же и перечеркивает собственный тезис о возможном «реальном православном социализме»: «…поэтизация истории отнюдь не способствует объективному её пониманию, а, напротив, порождает опасные и разрушительные утопии», подразумевая под ними, конечно, и «утопию» православного социализма. Как эти противоречащие одно другому убеждения уживаются в голове православного священника — одному Богу известно. То есть, по его логике, при коммуно-атеистической идеологии государства православный социализм был возможен, но при ее отсутствии — утопичен. Очень странная логика.

В своей статье я попытался предложить выход из того беспросветного мировоззренческого и экономического тупика, в котором оказалась наша страна после 27-летнего ее разгрома и ограбления населения творцами олигархического капитализма. В ней было сказано ясно и прямо о том, что капитализм по природе своей — бесчеловечен, что это — «путь в тупик, в нескончаемую войну, в ежедневную борьбу за выживание, в которой конкурент должен быть подавлен, раздавлен, унижен или уничтожен».

Президент Путин постоянно в своих выступлениях говорит о необходимости для России некоего цивилизационного «прорыва», чтобы не оказаться в проигрыше в этом ощетинившемся на Россию мире, правда, не поясняя, что за «прорыв» он подразумевает. И слова его без конкретного наполнения повисают в воздухе.

Как известно, я далеко не первым предложил идею для будущего — вполне возможный выход из этого всеохватного тупика, в котором мы оказались: тупика мировоззренческого, экономического, нравственного, национального, материального, духовного и т.д. Повторяю еще раз, идею именно будущего православного социализма, т.к. до него наш народ должен созреть, до него нам еще идти и идти, а точнее говоря, еще тонуть и тонуть в трясине безнравственного, жесточайшего капитализма. Но идея эта принята в штыки именно «православным» священником...

Читатели его статьи на форуме РНЛ справедливо спрашивали: «А что же предлагаете вы, отец Александр, в чём, по-вашему, выход из этого тупика? Какой «прорыв» видите вы?» В ответ — молчание. Потому что предложить скорее всего — нечего. А это означает, что он молча предлагает нам остаться в нынешнем тупике, в этом олигархическом капитализме навсегда. Мол, примите то, что есть, и не дёргайтесь. По всей видимости, сегодняшнее положение его во всех смыслах вполне устраивает, как устраивал когда-то партийно-атеистический социализм…

Судя по статье иерея Александра Шумского, в словах «православный социализм» более всего его коробит именно слово «православный». И потому он сразу же, с самого заголовка своей статьи, объявляет эту идею «опаснейшей утопией» и решительно отвергает ее как неприемлемую ни для себя, ни для страны. В этом он сходится с ныне живущими атеистами, которых устраивает и капитализм, и социализм, но которые, как чёрт от ладана, шарахаются от идеи православного социализма.

Но чем же так пугает данная идея не только отца Александра, но и многих других, на дух не принимающих даже само это словосочетание «православный социализм»? Неужели им всё еще застит глаза страх возвращения кровавой диктатуры первых лет советской власти? Ведь ясно же, какие силы тогда стояли у руля государства и с какой целью они разжигали Гражданскую войну. И также многим ясно, что социализм прекрасно мог существовать и без этой жестокости власти, что мы и видели собственными глазами в 70-е и 80-е годы прошлого века. Ведь система социализма предполагает всего-навсего социальное государство, в котором недра и крупные предприятия не могут находиться в частной собственности. Только и всего. Но отчего же, хочется спросить отца Александра и его единомышленников, по какой причине социальное государство не может придерживаться официальной православной идеологии? В Греции — может, в Сербии — может, а в России — нет, не должно, не имеет права, потому что это, видите ли, «утопично»… А может, именно иерей Александр Шумский не желает России такого исхода?..

Правда, он так и не объяснил: чего же он испугался? Запугивая себя и других фантазиями о неизбежном повторении революционного беспредела столетней давности, он позволяет себе эти примитивные, набившие оскомину пропагандистские штампы и банальности: «Хочет того Хатюшин или нет, но он предлагает вновь «отнять и поделить», то есть предлагает произвести очередную (теперь уже «православную») социалистическую революцию». Ну, во-первых, я ни в одном слове ничего подобного не «предлагаю» и никогда в жизни не «предлагал». Наоборот, всегда отвергал любые насильственные революции. А изменение общественной формации в государстве, по моему убеждению, должно происходить только с одобрения всего народа. И я не сомневаюсь в том, что подобное одобрение — перехода страны к православному социализму — в будущем произойдет.

Однако иерей Александр Шумский в своей статье пошел, как говорится, вразнос, запугивая нас всех «православной диктатурой, со всеми вытекающими кровавыми последствиями»: «Вся система образования и воспитания станет православной по приказу православной партии, стоящей во главе государства. Все школьники, студенты, а может быть, и остальные, должны будут предоставлять своим кураторам справки, подтверждающие то, что они прошли исповедь и причастились в храме…»

Очень интересно и симптоматично из-под пера «православного» священника вылезает тезис о «православной диктатуре»… Оказывается, в своем сознании он таковую допускает. И она ему утопией не представляется… При всём его православии, смирении и любви к ближнему… Но разве в Российской империи все школьники и студенты предоставляли своим «кураторам» подобные справки? Зачем в полемическом задоре выплескивать всяческую нелепицу? И кто пишет такую ерунду? Священник… Поневоле засомневаешься в его православии. Как-то всё это слишком несерьезно.

Отец Александр, наверное, решил, что во главе православного государства обязательно должен будет стоять представитель Церкви, то есть его главный начальник… Успокойтесь, батюшка, и не пугайте себя своими фантазиями. Думается мне, страной, как и прежде, будет руководить глава государства — то ли президент, то ли премьер-министр, а возможно, — и царь. Мы сейчас этого не знаем. Но сбором глупых справок для «кураторов», конечно же, нормальные люди заниматься не станут. Да к тому времени любые «справки», как таковые, вообще исчезнут из обихода.

Тот факт, что другого социализма мы в своей истории не знали, не означает, что он невозможен. Многое в мире появляется впервые. Возможен и социализм без однопартийного диктата (да и вообще без партий) и тем более без террора и гражданской войны. Несомненно, возможен — после всеобщего референдума и одобрения большинства народа. Но даже и тогда — после постепенного перехода к нему — должны быть урегулированы все национальные проблемы малых народов России и учтены все их религиозные потребности. Ведь дореволюционная Россия и была тем самым православным государством, в котором уважалось и поддерживалось национальное и религиозное разнообразие всех народов. И серьезных конфликтов на этой почве — не возникало, за исключением разве что провокационных еврейских погромов в национальных окраинах, которые властью жестко пресекались. Так что, отец Александр, православное государство способно существовать без партий, без генсеков и без какой бы то ни было диктатуры. То есть православное Российское государство и было в прошлом, и будет в будущем. Да, будет, несмотря на сомнения скептиков и сопротивление атеистов и некоторых испугавшихся «православных» священников. Но, повторяю, это дело неблизкого будущего.

Мне известно, что иерей Александр Шумский является активным противником русского национализма. Это его позиция, и я к ней отношусь спокойно. Но и в этой своей статье он не преминул лишний раз ударить по национализму, хотя я опять же никаких поводов для этого не давал. Отец Александр кинулся напоминать нам, как ненавидел и душил национализм (прежде всего русский национализм) Сталин. И в качестве доказательства пересказал «ленинградское дело», во время которого, по его мнению, «именно «послевоенный Сталин»… обвинил ленинградскую группу Кузнецова в проявлении русского национализма и в том, что эта группа противопоставила себя «всесоюзному» (имперскому) ЦК». Ну, во-первых, лично Сталин в этом «деле» никого не обвинял — обвинял суд. И инициатором этого «дела» был Берия. А во-вторых, какое отношение это «дело» имеет к идее православного социализма — мне осталось неведомо, т.к. с каким-либо национализмом эта идея никак не связана. Я по своему образу мыслей — имперский человек, и замыкаться в каком-то урезанном «русском государстве» я никогда не собирался. Более того, всю Российскую империю и весь Советский Союз я всегда как раз и считал Великим Русским государством. И притягивать сюда за уши «ленинградское дело» было совершено неуместно. К тому же «дело» это было чисто партийное: ни от кого Кузнецов с Вознесенским не собирались отделяться, речь там шла о создании российской компартии.

Но полемический задор настолько захватил отца Александра, что остановиться в своих фантазийных домыслах и страшилках он уже был не в силах. И начал ради убедительности приписывать мне то, что даже во сне не могло мне привидеться: «А что случилось бы, если бы Сталин и другие советские идеологи-руководители отказались от имперских окраин и начали строить национальное русское государство?.. По существу, Хатюшин солидаризируется с антиимперской националистической программой Александра Солженицына». Мне только и оставалось, что в недоумении перекреститься. Ни о каком национальном русском государстве в моей статье не было ни слова. И уж тем более ни о каком отказе от имперских окраин я никогда прежде, как и в данной статье, не заикался. А против антиимперской националистической программы Солженицына резко выступал во множестве своих публикаций на протяжении всех 27 лет российской «демократии». Объяснить столь странную полемическую манеру иерея Александра Шумского я самому себе могу исключительно его невнимательностью к тексту и невдумчивостью чтения. А еще точнее — нежеланием понять прочитанное в своем стремлении как можно хлестче заклеймить и «разоблачить» проклятый православный социализм.

О других народах, проживающих на территории нашей страны, я сказал лишь в связи с навязанной нам в свое время идеей коммунизма — конечно же, утопической и нежизнеспособной. Идеей якобы «справедливого общества». Вот тут я и высказал мысль о том, что справедливость многие народы понимают по-разному и что не может быть единой справедливости для всех. И что уже одно это делает идею коммунизма нереальной, неестественной и невозможной, придуманной в кабинетах его близорукими теоретиками. Но об отделении от национальных окраин и о создании русского государства я и думать никогда не думал. А выдумки отца Александра могу объяснить только лишь отсутствием у него убедительных аргументов против православного социализма.

Именно этим — невнимательностью и нежеланием вникнуть в смысл сказанного я могу объяснить совсем уж странный его пассаж: «И уж совсем нелогично и непонятно выглядит утверждение Валерия Хатюшина о том, что реально существовавший в СССР социализм был не реальным, а выдуманным в кабинетах. А вот его православный социализм, которого никогда ещё не существовало в природе, представляет собой реальность, а не кабинетную фантазию». Но вот как звучит настоящая фраза в моей статье, которую он якобы цитирует: «Реальным будущим России должен быть не коммунизм, который есть не что иное, как абстрактная фантазия безбожного ума. Реальным будущим России является православный социализм». То есть кабинетной фантазией в моей статье назван коммунизм, а не социализм. Но исходя из неверного понимания прочитанного, он, как и во всей своей статье, делает торопливые и неверные выводы.

Отец Александр, наверное, потому так резко насторожился после прочтения моей статьи, что решил, будто православный социализм нам объявят в ближайшее время, и попытался пресечь на корню все разговоры и даже размышления о нём. Успокойтесь, батюшка, мы с вами, скорее всего, до него не доживем. Но дети или внуки наши должны эту идею взять на вооружение.

* * *

Некоторые мои оппоненты, помимо о. Александра Шумского, не вдумываясь в глубину поднятого вопроса, начали в интернете выдавать на свет Божий несуразицу о том, что, мол, социализм с Православием не сочетается, что их невозможно «скрестить», что одно и другое несовместимы. Хочется их спросить: а с капитализмом Православие совместимо? И являются ли православными те люди, которые пишут о несовместимости православной веры с каким-либо общественным строем? Если да, то как же они сочетают ее в самих себе с нынешним капитализмом?..

В том-то и дело, что Православие, т.е. вера православная в душе человека вообще никак не связана с какой-либо общественной формацией. Православие веками сочеталось и совмещалось на Руси с феодализмом. И более того, Иисус Христос и Его ученики проповедовали в Римской империи, когда там было рабовладельчество. И это обстоятельство не могло заставить их отказаться от учения о спасения души. А при каком строе тысячу лет Православие было государственной религией во Втором Риме — в Византии? 

Православная вера в нашей душе нужна Богу, а не социализму. А вот социализм нужен нам, простым грешным людям, живущим в России, потому что мы не хотим жить при капитализме. И не надо эти понятия (веру и строй) «скрещивать». Они способны существовать вместе независимо одно от другого и очень даже совместимо. Еще раз повторяю, это мы, простые люди, в большинстве своем хотим и должны жить при социалистическом строе. А Богу нужен не социализм, не капитализм и не коммунизм. Ему нужна наша православная вера.

Понятие «православный социализм» в некоторой степени — условное. Оно означает то, что люди, которым предстоит жить в России при социализме, в большинстве своем будут исповедовать православную веру. Что атеизм исчезнет из государственной пропаганды, а закон будет строго пресекать любые оскорбления верующих. Православное социалистическое государство не будет никому ничего навязывать и диктовать в сфере религии, но и не позволит ёрничать и издеваться над верой большинства народа.

Социализм — это вполне реальный, практически осуществимый общественно-социальный строй, а не абстрактная идея вроде коммунизма. Не марксистско-ленинский, не сталинский и даже не брежневский, а нормальный, продуманный, естественный, человеческий социализм. В первую очередь — русский, но приемлемый для всех народов, наций и религий, существующих на российской земле.

 Декабрь 2018 г.